«БЕЛОРУССКОЕ ЗЕМЛЯЧЕСТВО НА БРЯНЩИНЕ»
 

ИВАН ДОРОНЬКО В ДЕТСТВЕ МЕЧТАЛ БЫТЬ ЛЕТЧИКОМ, ЛЕТАТЬ В НЕБЕ , А НА ФРОНТЕ ПРИШЛОСЬ СТАТЬ МИНЕРОМ, ПОЛЗАТЬ ПО ЗЕМЛЕ. ОКАЗАЛОСЬ ОДИНАКОВО ОПАСНО.

Моему дяде  Ивану Доронько - солдату Великой Отечественной войны Посвящается:

      В детстве Иван Доронько мечтал стать летчиком. В довоенное время все ребята с замиранием сердца смотрели на  пролетавшие самолеты, махали им руками. Но когда в начале 1941 года пришел срок служить в Красной Армии, его призвали в Инженерные войска. Разочарованный,  он изучал минное дело, которое стало впоследствии для него военной специальностью. Дотошный, внимательный, терпеливый он освоил не только  «азы» ,  но и знал конструкции как советских, так и иностранных мин. Основной упор делался на знание немецких мин. Уже тогда чувствовалось напряжение в советско-германских отношениях.

      Как вспоминал ветеран войны И. Доронько, мину надо чувствовать, она требует бережного отношения. Нашел - замри, не дыши, оцени ситуацию и приступай к работе.  И в споре с другими ветеранами всегда доказывал, что без минера не состоится наступление, нельзя организовать оборону. Если пехота перед атакой в окопах, то минер уже   делает проходы, убирая и свои и вражеские мины под огнем противника. И после боя минеры делают заграждения.

      Велика опасность и самому пострадать от собственной ошибки, небрежности. На всю жизнь ему запомнился  случай, когда один из минеров решил показать, что противотанковая мина срабатывает от веса танка, но не от человека. Это был последний эксперимент вроде бы опытного бойца.

       Примером для И. Доронько был генерал-лейтенант Д.М. Карбышев, которого в феврале 1945 года в концлагере Маутхаузен фашисты после звериных пыток облили на морозе водой, а затем сожгли в печах. Он восхищался не только патриотизмом генерала, но и тем, что тот был великий  специалист в организации  фортификационных сооружений.

     Практические навыки И. Доронько приобрел в боевой обстановке на фронте, где он был командиром отделения 296 Армейского инженерного батальона 5-й Армии. Армия вначале входила в состав Юго-Западного  фронта, но понесла тяжелые потери и заново создана на базе Можайского укрепрайона и 32-й стрелковой дивизии, прибывшей из Приморского края. Первым командиром Армии стал генерал-майор Д.Д. Лелюшенко,  о котором И. Доронько отзывался как о хорошем, опытном командире.  Армия участвовала в оборонительных боях в районе Можайска, Звенигорода, Кубинки. Можайское направление считалось наиболее опасным, так как фашистское командование считало, что это прямой выход на Москву .  В свое время по этому пути стремилась к Москве  захватническая наполеоновская армия.

    БОРОДИНСКОЕ ПОЛЕ.  КЛЯТВА КУТУЗОВУ

Незабываемыми для И. Доронько были бои на Бородинском поле. Накануне битвы бойцы на священном месте дали клятву не пропустить врага к Москве. По всей Армии разлетелись слова Командира 32-й стрелковой дивизии полковника В.И. Полосухина,   которые он сказал у памятника Кутузову: «Священное место. На этом месте нельзя плохо драться с врагами. На этом историческом месте мы должны драться с фашистами так, чтобы вся наша страна знала потом не только Бородино 1812  года, но и Бородино 1941 года». А в военно-историческом музее в книге отзывов написал: « Приехал Бородинское поле защищать». Бойцы Полосухина помогли эвакуировать ценности музея Бородинской битвы. Они попросили, чтобы им оставили Знамена полков, сражавшихся в 1812 году. И 15 октября 1941 года В.И. Полосухин распределил их  между частями своей дивизии.  

       В это время большая задача была возложена на минеров, которые прикрывали минными полями Можайское шоссе и автостраду Минск-Москва. Отделение И. Доронько активно работало и на Бородинском поле. Немцы, не ожидая отпора,  13 октября двинули моторизованную дивизию СС «Рейх» на Можайск. И. Доронько , вспоминая, говорил: « Фашист настолько обнаглел, что их танки шли в два ряда с открытыми люками из которых торчали головы танкистов. И грянул бой! Сразу загорелись 3 танка, перегородив дорогу. Фашисты бросали все новые силы, а 5-ая армия, вступив в бой неукомплектованной, понесла потери. На 5-й день, 18 октября враг бросил все силы на защитников Бородинского поля. В ходе боев на Бородинском поле практически полностью погиб 322-й стрелковый полк вместе с частями 133-го артполка. Зданию музея нанесены значительные повреждения, пострадали памятники Бородинского поля.  И. Доронько видел, что бойцы с большой болью покидали Бородино, еще крепче сжимая оружие. Они с горечью просили прощение у Кутузова и каждый был уверен, что вернется сюда с победой. Для всех это был большой эмоциональный заряд. Полковник В.И. Полосухин мелом на стене Бородинского музея от имени всех бойцов 5-й Армии написал: «Мы уходим, но мы еще сюда вернемся !»  Во время ожесточенных боев саперы не только выполняли прямые обязанности, но и шли в атаку, отбивались от наседавших немцев.

       В 1961 году Указом правительства  РСФСР Бородинское поле было обьявлено музеем-заповедником.  В 1962  году на могилах советских воинов и над усыпальницей Багратиона поставлен памятник.   В 1971 году у подножия батареи  Раевского установлен памятник-танк. Еще ранее, в 1953 году к памятникам войны 1812 года присоединились 10 памятников героям Великой Отечественной войны. В 1995 году Бородинский военно-исторический   музей-заповедник был включен в число ценных  обьектов культурного наследия.

           ВПЕРЕД , НА РЖЕВ !

        В январе 1942 года 5-ая Армия перешла в контрнаступление в Ржевско=Вяземской наступательной операции. Она являлась продолжением контрнаступления под Москвой, проводилась силами Калининского и Западного фронтов, в который входила 5-ая Армия. Это одна из самых кровопролитных в Великой Отечественной войне: всего за 4 месяца боев потери Красной Армии составили около 770 тысяч бойцов, а общие потери противника - около 330 тысяч . Результатом операции стало освобождение Московской, Тульской и ряда районов Калининской и Смоленской областей. Однако, несмотря на очень большие потери советских войск, окружить и уничтожить Ржевско-Вяземскую группировку вермахта им не удалось. И. Доронько не раз, вспоминая о тех боях, сам удивлялся тому, что остался жив. Ведь минеры постоянно занимались разминированием, делая проходы для пехоты и бронетехники, или устанавливали мины, создавая защиту от фашистов при их наступлении. И делалось это «под носом» противника, под огнем.  Шутя говорил, что сколько пехота прошагала, саперы столько проползли, поэтому и ходить разучились. За Ржевскую операцию дважды сменился личный состав из-за потерь. И заново надо учить на практике премудростям саперного дела.       

         В БОЙ С КОМСОМОЛЬСКИМ БИЛЕТОМ!

        И. Доронько запомнил еще Ржевскую операцию тем, что в самый разгар боев в блиндаже ему 30 марта 1942 года представителем политотдела  5-й Армии был вручен комсомольский билет № 13912452, который он зашил в гимнастерку и сберег до окончания войны, даже будучи раненым. А в 1943 году стал кандидатом в члены ВКП (б).  По -другому он не мог поступить. Войска были в порыве контрнаступления, впереди - освобождение захваченных земель, Белоруссия и  вступление в комсомол, члены партии считалось особым доверием. Он понимал, что этим он приобрел одно привилегию - первым идти на опасное задание, подняться в атаку, что он постоянно и делал.  И ему доверяли наиболее сложные задания.

         НАГРАДЫ ЗА ГЕРОИЗМ, СОХРАНЕННЫЕ ЖИЗНИ СОВЕТСКИХ ВОИНОВ

         В Наградном листе на  сержанта И. Доронько медалью «За боевые заслуги», которой награжден  03.11.1942 года, говорится:  « В период с 28.08. по 28.09 1942 года работал по разминированию минных полей. За это время его отделением обезврежено 3000 мин. Лично тов . Доронько обезвредил 965 отечественных и немецких мин. В ежедневной работе его отделение выполняло боевое задание на 120-150 %. Награжден значком « Отличный минер». Командир296 АИБ капитан Елонин              Батальонный комиссар      Попов.

         О героизме И. Доронько говорится в другом документе военного времени: « 23.02.1943 года в наступательном бою под д. Медведки отважно действовал в составе группы саперов сопровождения танков. В 50 метрах от противника в дневное  время под ураганным огнем т. Доронько снял 33 противотанковых немецких мин, чем обеспечил успешное продвижение наших танков через минное поле противника. Командир 296 АИБ военинженер Токарь».  Трудно представить сложность той обстановки, в которой приходилось действовать  Ивану, которому было 21 год. За этот подвиг он был награжден медалью « За отвагу».  В послевоенное время на месте боев у деревни Медведки Смоленской области создан Мемориал. На плите выбито: « Здесь похоронены 1442 солдата, сержанта и офицера Красной Армии, павших в боях за Родину в 1942-1943 годах на подступах к Гжатску из состава следующих частей и соединений 5-й Армии Западного фронта: 29-й гвардейский,19, 50, 108, 331, 352 , 354 стрелковых, 82 мотострелковой дивизий и т.д….. Вечная слава героям».   Вот какой ценой доставалось освобождение деревни Медведки, в боях за которую принял участие И. Доронько.

       Впереди была Белоруссия, что воодушевляло, но еще и не вся Смоленщина еще  была освобождена. Каждый населенный пункт необходимо было брать с боем. Так было и у д. Петрикино Дорогобужского района. Как видно из Наградного представления: « 7 августа 1943 года в наступательном бою подразделение И. Доронько вышло из походного положения к переднему краю противника проделывать проходы в минном поле врага. Все подступы к  минным полям простреливались  противником и подойти было невозможно. Тогда  Доронько,  оставив группу, сам скрыто пополз к минному полю и быстро стал снимать мины. Вскоре, воодушевленный его примером, на помощь ему подполз еще один сапер и проход был сделан вовремя. При этом Доронько снял 105 штук мин. Пехота прошла через минное поле без потерь. Достоин награждения Орденом «Красной Звезды». Командир 295АИБ майор Токарь. Начальник штаба ст. лейтенант Блиох.»  

       Своими действиями И. Доронько показал пример подчиненным  как действовать в сложной обстановке, сберег жизни неопытных солдат,  но в прямом боестолкновении не сумел сберечь себя. Уже в написанном представлении о награждении пришлось вносить коррективы о получении им тяжелого ранения в бою. И 18. 08. 1943 года он был награжден Орденом Отечественной войны   2    степени. А получилось так, что после разминирования подразделение участвовало в бою и во время броска гранаты осколком снаряда ему снесло кисть руки. А дальше   стандартное: госпиталь, операция, гангрена, повторная операция, в результате которой он лишился руки ниже локтя. Очень сокрушался, что от мин не пострадал, а руку потерял «случайно» и теперь не может воевать.

      ПОБЕДИТЕЛЬ В РОДНОЙ ДЕРЕВНЕ

       В родную деревню Хоминка Лоевского района Гомельской области И. Доронько возвратился в октябре 1943 года сразу после освобождения села. Радости родственников не было предела. Натерпелась родня от местных полицейских за его службу в Советской Армии, а  его сестру Евгению угнали  в Германию, где она была более 3-х лет. Отец - Федор Назарович говорил, что прибыл помощник по хозяйству, с дочками, а их в семье 8- того не сделаешь, что с одним мужиком. Теперь у нас 3 руки на двоих, а там еще подрастет и младший Саша.   Иван подружился с командирами, солдатами, которые некоторое время были в деревне после ее освобождения. А после их ухода стал внештатным сапером. Много мин , снарядов, ВВ осталось в окопах, на поле, в лесах, которые надо было обезвредить. Этим и занимался опытный сапер. Как только найдется что-то опасное, сразу решение: « Надо к Ивану- саперу идти».

      Потом устроился в райцентре судебным приставом: военная форма, револьвер. Порядок держал в своей деревне, нечистые на руку, нарушители покоя прочувствовали его твердую правую руку. Женился на местной девушке Юлии, родились четверо детей:Тамара, Саша, Света, Валя. Очень переживал воин потерю Тамары в детском возрасте. Стал работать в деревне бригадиром, учетчиком совхоза. Участник всех мероприятий, связанных с Днем Победы. Был дружен с И. Голосовым, учителем, который пришел с фронта без ноги. Было что им вспомнить ! Ведь 5-ая Армия и 50-ая защищали Москву, освобождали Калужскую и Смоленскую область. Вел хозяйство, косил,  пахал, заготавливал дрова.  Приспособился к протезу.

       Были у Ивана две мечты: побывать на Бородинском поле и  встретиться со своим другом Никифором из Брянщины.  Как оказалось, речь шла  о Шапошникове Никифоре Исаковиче   из деревни Перевоз  Новозыбковского  района. Оба они призваны Гомельским военкоматом в одно время, оба старшие  сержанты, командиры отделений 296 Армейского инженерного батальона 5-й армии, саперы. И награждены медалями,  орденом одним приказом за героизм, проявленный в одних и тех же боях. Если Иван в 1943 году был ранен, то Никифор  ,  вероятно,  дошел до Берлина, так как награжден 09. 06. 1945 года медалью «За взятие Берлина».

      Не суждено было воинам встретиться  и побывать Ивану  в местах боев !   В 1979 году Иван, переходя в вечернее время весной в распутицу через реку Сож, судя по всему,   утонул . Из соседнего украинского села Старые Яриловичи ушел, но домой не вернулся.  Так не стало всеми уважаемого фронтовика, доброго человека, веселого, отзывчивого.  Очень жаль!  Жив остался на войне, а в мирное время бесследно ушел из жизни.

      У дома, где жила семья Ивана Федоровича  Доронько, стоит большой тополь, который он когда-то посадил. Его дети, внуки, родственники,  будучи в деревне, всегда подходят к тополю, обнимают его, а листочки дерева о чем-то шепчут даже в тихую погоду. Его дочери утверждают, что слышат в это время голос отца и они разговаривают с ним. Он радуется их благополучию,  просит сохранить мир, желает мирного неба, помнить о тех, кто отдал свою жизнь за счастье и спокойствие  на Земле.  Так и живет память Ивана среди людей!

Н.Голосов, г. Брянск

Слева И. Доронько, справа И.Голосов, в центре Н.Голосов

Боевой путь И. Доронько

 

Боевые награды

Комсомольский билет И. Доронько, 1942г.

Бородинское поле

Памятная плита под Гжатском в месте ранения И.Доронько

И. Доронько

Света и Валя - дочери И. Доронько у отцовского тополя