«БЕЛОРУССКОЕ ЗЕМЛЯЧЕСТВО НА БРЯНЩИНЕ»
 

Легенда деревни Хоминка - Землямерка!

      Проживающий ныне в Брянске член землячества Коноваленко Геннадий Валерьянович, уроженец деревни Хоминка Лоевского района Гомельской области часто вспоминает о своей бабушке - Костуновой Ольге Андреевне, 1919 года рождения, проживавшей в Хоминке. Воспоминания дополняет и его мать Татьяна, которую Ольга родила в канун войны 2 января 1941г.
       Гена, будучи учеником, большую часть времени летом проводил у бабушки, которая с ним ловила рыбу, ходила за грибами, ягодами. Иногда она втихоря гнала самогон. Обычно самогонный аппарат монтировала среди двора, разжигала печку, заливала брагу. Однажды такая операция сорвалась. Гена (ему было 12 лет) увидел, что в направлении их дома едут две легковые автомашины - значит это начальство. Бабушка с Геной быстро вылили брагу, погасили костер, спрятали детали самогонного аппарата. Оказывается в гости к бабушке приехали председатель сельского Совета и майор - райвоенком. Они объявили бабушке, что та награждена Орденом Красной Звезды за героизм во время войны и пригласили в райцентр Лоев, где ей и будет вручена награда. Бабушка, будучи не робкого десятка, отчитала их за несвоевременный визит. "Из-за Ордена я лишилась самогона" - повторяла расстроенная она. Не обошлось и без ее фирменного слова. Ее успокоили, шутя разрешили продолжить самогоноварение. О ее заслугах они напомнили, а бабушка это подтвердила, что ее смекалка, в какой-то мере, помогла освободить деревню нашим войскам и избежать потерь среди мирного населения. С наступлением наших передовых частей в октябре 1943 года немцы организовали оборону, а жители спрятались в большом подвале. По интенсивности стрельбы Ольга определила, что скоро должны быть советские солдаты. И она, открыв дверь, скомандовала всем кричать во все горло - "Ура.......!!!" Немцы расценили, что в тыл проникли красноармейцы и спешно оставили позиции. А советские солдаты беспрепятственно вошли в деревню, обнаружили местных жителей в подвале. Командир поблагодарил за находчивость, т.к. слышал крики - ура. А ведь солдаты могли бросить гранаты в подвал. Он записал данные Ольги и обещал награду. И вот спустя 35 лет награда нашла Ольгу. 
      Дочери Тане и внуку Гене она рассказывала, что войну встретила с мужем в Бресте. Ее муж Иван работал на речном флоте, управлял буксиром. С нападением фашистов они спешно по реке на буксире пошли на Гомель к месту приписки судна. Успешно дошли, а затем муж ее доставил к себе на родину в деревню Губичи Буда-Кошелевского района Гомельской области. Ольгу с дочерью оставил у своих родителей, а сам возвратился в Гомель для сдачи судна.
     Вскоре деревня оказалась в зоне боевых действий. 17 августа 1941 года части 154-й стрелковой дивизии, выходя из окружения, разгромили штаб 134-й немецкой походной дивизии. После установления оккупационной власти был развернут гарнизон, активно действовали полицейские. По доносу Ольга была задержана. Усугубил ситуацию комсомольский билет, который они нашли при обыске. Оставив крохотную Таню родителям мужа, она под конвоем трех полицейских вынуждена идти в комендатуру. Однако по дороге сбежала от них в лес. По догонявшим ее полицейским из лесу вдруг был открыт огонь. Все предатели погибли. Ее остановил советский офицер, который с отрядом бойцов выходил из окружения. Она рассказала ему об обстановке в деревне и они расстались. Уже вечером зашла в деревню с другой стороны и постучала в первый дом. Как оказалось, здесь проживала родня мужа. Хозяйка уложили ее между своих детей. И тут же в дверь вломились фашисты, спросили хозяйку - кто к ней пришел. Та ответила, что  у нее много детей, показала их, лежащих на одной большой полке у печки. А на улицу ей пришлось вывести маленького сына в туалет.
      Назавтра состоялись похороны полицаев, а она нарядилась старушкой и, пользуясь сумятицей, возвратилась в дом за дочерью. А далее нелегкий путь более 120 км в родную деревню Хоминка.
       Казалось, она попала в родные края, к родственникам, с которыми будет легче, однако ее ждали новые испытания. В деревне свирепствовала полиция из местных. Учитывая, что она была комсомолкой, активисткой, ратовала за колхоз, была острая на язык, критиковала бездельников, которые затем оказались в полиции, Ольга была арестована. В штаб в соседнюю деревня Шарпиловка ее конвоировали двое полицейских. О намерении арестовать и повесить ее предупредили односельчане буквально накануне, поэтому свою дочь она успела отдать соседям. По дороге у лесного массива попросила переобуться. Улучшив момент, когда полицейские закуривали, она сбежала в лес. Уже потом показала внуку Геннадию место, где бежала из-под конвоя. 
       Долго она пряталась по подвалам, на печке у родственников.Староста полиции П. Герасименко с полицаями жестоко избил ее сестру Лексу, пытаясь узнать об Ольге. Всю жизнь та болела почками. Слухи о жестокости полицаев, в отношении местных жителей, дошли до немецкого командования и оно растреляло двух полицейских - И. Шпачкова и Л. Анискина. Это обстоятельство, а в последствии и наступление советских войск подействовало отрезвляюще на других предателей и они прекратили гонения на Ольгу.
     После войны на ее плечи легла забота не только о дочери, но и о больной матери, двоюродной сестре и племяннице. Муж пропал на фронте, а в деревне дефицит на мужчин, большая часть которых погибла. Пришлось ей работать бригадиром, обходчиком, управляла волами, запряженными в телегу, лошадьми. Сама косила, сеяла, пахала. Пришлось своим женским семейством таскать плуг, борону. В колхозе работала с мужчинами, т.к. выполняла мужскую работу. Будучи бригадиром, выделяла лучшие наделы семьям погибших, участникам войны, многодетным семьям. В поле измеряла участки земли с помощью приспособления - метромера (подобие циркуля) на два метра один шаг. Приклеилось к ней с той поры имя - Землямерка. Вскоре некоторые о ее фамилии забыли - звали Ольга Землямерка. Она сама привыкла к этому обращению, никогда никого не поправляла и не обижалась. Внук Геннадий рассказывал, что однажды ехал в автобусе из Гомеля в Хоминку и любопытные женщины спросили - к кому, чей ты? Он ответил к Костуновой. Те задумались - нет такой! Тогда он ответил, что моя бабушка Землямерка. Ну вот так и сказал бы -  ответили они. 
      Энергичная, общительная, веселая, жизнерадостная, справедливая - такой она запомнилась односельчанам. Днем работала, а вечером, по праздникам с женщинами пела песни, плясала, исполняла частушки, предназначенные для совершеннолетних. Курила махорку, на огороде у нее росли кусты табака. Листья сушила, перетирала. Делилась с мужчинами. Не отказывалась от рюмки, употребляла "крепкие слова". Ходила в брюках, в сапогах, по праздниках - в хромовых. Она своей одеждой, поведением, лексиконом не вписывалась в формат деревенских женщин, но ее очень любили. Она была предводителем, атаманом женского населения. 
       Не стеснялась она никаких руководителей, всегда говорила правду, объектино. Поэтому собрание с ее участием проходили живо, интересно. Односельчане давали ей наказ, а она озвучивала. Однажды работникам райкома партии публично возвратила партийный билет за несправедливые претензии, касающиеся распределения земли не по указанию, а по совести - в первую очередь вдовам, ветеранам, многодетным. За это она заслужила аплодисменты селян. Любила людей, но ненавидела предателей-полицаев, от которых натерпелась в годы войны. Отбыв наказание, некоторые, в том числе и староста полиции П. Герасименко возвратились в деревню. При встрече с ней они трусливо бежали прочь, а вслед им неслась брань, проклятия. Только она могла их поставить на место. 
       Жизнь Ольги прошла с различными приключениями, бурно. Даже замуж выходила не так как все девушки, по классике, а необычно. Вдовоенное время, будучи молодой девушкой, она уже верховодила над молодежью в деревне. И понравился ей один из братьев Воробьевых, живших недалеко. Чувствовали все, что скоро будет свадьба. Но в деревенский клуб зачастили рабочие пароходства. Их судна стояли на реке Сож недалеко от деревни. Вместе с деревенскими играли на гармошке, плясали, пели. И приглянулась одному из них - Ивану веселая девушка, энергичная. Вскоре суда ушли, а через некоторое время в деревню на телеге с лошадью приехали Иван с родителями. Привезли пуд проса, два мешка картошки. Два дня пахали, все засеяли. Но невеста не планировала замуж за Ивана, ведь жених есть из местных. Гости уехали, а через несколько дней Ольга исчезла. После трех дней родственники встревожились и поехали в деревню Губичи к новому жениху. И точно! Там она оказалась. Оказывается жених с друзьями втихаря приехал, связал невесту, на лодке переплыли через р. Сож на трассу Чернигов - Гомель и увез к себе. Пришлось родне везти ей приданное в Буда-Кошелевский район. С Иваном она работала на буксире. Проплывая мимо Хоминки, давала сигнал. Все знали, что Ольга передает деревне привет. 
     В 1978 году ее дочь Таня с семьей - мужем, двумя сыновьями переехали в Брянск. Обосновавшись, пригласили и мать. Рассказали как ехать поездом Гомель-Москва, приготовились к встрече, ждали на вокзале. Ее родня посадила на поезд в Гомеле. а в Брянск Ольга не приехала. Прибыла лишь назавтра пригородным поездом. Оказывается, Выгоничи приняла за Брянск, вышла из вагона. Разобравшись, что не та станция, пошла по шпалам за поездом. Встретила железнодорожника, который объяснил ситуацию и возвратил ее на вокзал. 
      Немного побыв в Брянске, засобиралась обратно. Не понравилась ей суета, люди не здороваются, не хотят разговаривать, хмурые, каждый живет сам по себе. Председатель землячества Н. Голосов попутно отвез ее в деревню, где она чувствовала себя вольготно, в своей стихии. Однажды он зашел к Ольге Андреевне (так её свали все Голосовы) в гости. В её хате стоял устойчивый запах свежей браги, а хозяйка суетилась около двух бутылей. Она эмоционально рассказала, что, придя домой из магазина, полезла на печь. Подняла голову, а две мужские большие руки хотели её схватить. Она выскочила на улицу, обошла дом. Окна целы, замок не повреждён. Как мужчина мог попасть к ней? Взяла увесистую палку, подкралась к печке, залезла на полку и замахнулась ударить по рукам. И хорошо, что не ударила. Она увидела две бутыли с брагой, а на узкое горла надеты резиновые перчатки, которые надулись от брожения. Тут же вспомнила, что сама поставила в теплое место бутыли и натянула перчатки, как советовал сосед. Проколола перчатки, запах браги заполнил дом. "Сейчас и выпивать не надо, дышу воздухом,"- шутила она. Так начиналось освоение ею новой технологии самогоноварения. Так вся жизнь Ольги Землямерки состояла из одних приключений.
    Доживала она свой век на родной земле, была желанным гостем в каждой семье. Всегда была с дворняжкой Жулей - бессменной и преданной подругой. Односельчане рассказывали, что Жулька однажды погибла под машиной. Соседи сутки приводили в чувство Ольгу, которая, переживая смерть своей подруги, стояла перед ней на коленях, обнимая шею. 
       В последний путь весной 2000 года провожала Костунову Ольгу Андреевну - Землямерку вся деревня. Везли ее до кладбища, как и завещала, на телеге с лошадью. Мелкий дождь скрывал слезы жителей Хоминки. Равнодушных не было. Все понимали, что они прощаются с легендой деревни. 

 

Бабушка Ольга с внуком Геной и Жулей 

Семья Ольги - дочь Таня с мужем Валерием и сыновьями Колей и Геной