«БЕЛОРУССКОЕ ЗЕМЛЯЧЕСТВО НА БРЯНЩИНЕ»
 

Перелистывая страницы памяти

День Победы! Что значит он для каждого из нас? Что мы храним в своем сердце и порой не готовы открыть всем.

 День Победы для меня – это слезы матерей, потерявших своих сыновей. Я их видела, когда ученицей читала стихотворение: «Алексей, Алешенька, СЫНОК…». Это наш учитель географии, который был контужен во время войны и поэтому очень вспыльчив. На просьбу рассказать о войне он повторял только одно: «Отдал я свою лопатку Гитлеру на холодец, ребята» (у него не было одной лопатки и рука плохо двигалась). Для меня это реальные люди, которым пришлось пережить ужасы той войны.

Сегодня, я почему-то вспомнила о своих бабушках Марии Мироновне и Агафьи Мироновне Приваловых.  Как жаль, что тогда я не понимала скупых  рассказов о прошедшей войне и простых слёз моих бабушек. Но какое счастье, что они были рядом со мной.

Мария Мироновна, мама моей мамы была малограмотная, образования у нее не было. Как она говорила: «Вся моя грамота в работе» И всю свою жизнь работала. Сначала на барыню за очистки в подоле. Затем в колхозе. Но больше всего бабушка Маша любила шить. Это и было ее заработком. Все хотели сшить у нее новый наряд.

Всю войну она провела в оккупации в белорусской деревне Городецкая, Краснопольского района, Могилевской области. Очень не любила вспоминать о том, как с двумя малолетними детьми прожила эти годы. И только слёзы катились из ее глаз. Последние 12 лет она ничего не видела. Почему - то никогда не рассказывала мне о дедушке. Я только видела его фотографию – молодой бравый моряк.

 Я очень любила сидеть с ней рядом и слушать ее рассказы, но не о войне, а о жизни. И сечас я часто вспоминаю её слова, как же права была она. Сколько мудрости было в рассказах этой неграмотной женщины, мир которой ограничивался домом и крылечком во дворе. Я уже почти не помню, о чем были эти рассказы, осталось только теплота, которая поддерживает меня и сегодня.

Привалова Агафья Мироновна была женщина с характером, и тем, кто её плохо знал, казалось женщиной суровой. Она была младше своей сестры и в годы советской власти   получила образование. Перед войной закончила курсы медсестер и во время войны работала в госпитале. Но тоже очень мало говорила о войне. Только став взрослой, я поняла почему. Очень много горя видела она и поэтому не любила это вспоминать. Когда я спрашивала ее о войне, она садилась рядом, сворачивала самокрутку из махорки, курила и молчала. Только еле заметно подрагивали руки и текла непрошенная слеза.

А сколько я узнавала от нее интересного и полезного, когда она брала меня с собой в лес: за ягодами, грибами или собирать хворост для растопки.  Сейчас я бы сказала, что она знала о лесе все. Это были практические уроки биологии и… жизни. Благодаря ей уже в 10 лет я свободно ориентировалась в лесу одна, могла многое сделать самостоятельно. В лесу за все время жизни в деревне, я заблудилась один раз, да и то быстро нашла дорогу домой.

 И куда бы мы ни шли мы всегда вели разговоры. Это были всегда разговоры о жизни. О мирной жизни. О том, что надо любить свою семью, свою Родину, трудиться и только так правильно. Это были разговоры о том, как не заблудится в жизни, как найти свою дорогу, вернее, как с неё не свернуть.

Почему в преддверии праздника я вспомнила о них – моих бабушках. Может быть потому, что тысячи людей, таких как они, не воевавших на фронтах, выстрадали эту Победу. Вырастили детей, сохранили жизнь нашим солдатам, а главное сохранили веру в Добро.  Рядом с ними всегда было тепло и радостно жить.

И теперь я знаю точно, они не хотели, чтобы я знала, даже из рассказов ужасы войны.

 Почему?  Ответ на этот вопрос остался в прошлом.

Привалова Елена Владимировна.

Семья Приваловых