«БЕЛОРУССКОЕ ЗЕМЛЯЧЕСТВО НА БРЯНЩИНЕ»
 

«Все профессии от людей, а от Бога: учитель, судья и врач». Сократ

   (Памяти своего отца – Ивана Александровича Голосова, участника Великой Отечественной войны, учителя сельской школы посвящаю)

    Много написано о героизме Советского народа в годы Великой Отечественной войны, немало и о том, как готовилась страна к мирной жизни, возрождению разрушенного хозяйства. Особое внимание при этом уделялось немедленному восстановлению системы образования в освобожденных районах. Ведь во время войны не работали школы, ученики отстали от учебы в своих классах, учителя были призваны на фронт. Здания школ или разрушены, или требовали значительного ремонта. А в этой ситуации уместно вспомнить слова А. Чехова, который писал, что … «без широкого образования народа государство развалится, как дом, сложенный из плохо обожженного кирпича». И это понимали руководители страны. В этномузее Белорусского землячества имеются вещи, принадлежащие директору, затем завучу Хоминской школы Лоевского района Гомельской области Ивану Александровичу Голосову и его сыну Николаю, которые свидетельствуют о заботе правительства Советского Союза еще в разгар войны о вводе в строй школ и организации учебы молодежи. В первую очередь готовились кадры. Сразу после освобождения Гомеля был восстановлен пединститут, в котором с 1944 по 1946 учился И. Голосов, тяжело раненный на фронте и не имеющий возможности воевать. Издавались учебники  в то суровое время. Для учеников были разработаны и утверждены Постановлением Совнаркома № 237 от 10 декабря 1943 года (!) Правила поведения учеников, находившиеся в каждом дневнике. Сразу же после войны был налажен выпуск художественной литературы. Так, в 1946 году в Минске были изданы на белорусском языке сборники стихов белорусских классиков Я. Купалы и Я. Коласа. Школьной программой предусматривалось изучение русского языка наравне с белорусским.

   Виктор Александрович Коноваленко вспоминает, что сразу после освобождения села Хоминка в октябре 1943 года из всех структур, в первую очередь, начала работать школа. Здание школы кирпичное, добротное, построено как народное училище в 1889 году меценатом княжной Паскевич. За месяц учителя, родители, школьники привели в порядок классы. Основной проблемой в ремонте было остекление окон. Каждый из учеников должен был принести кусок стекла. Виктор не смог найти его, так как все окна в доме были выбиты немцами. Пришлось сидеть у окна без стекла. На улице шел ноябрь 1943 года, было холодно. Спасала прострелянная трофейная куртка с высоким воротником. Электричества не было, пользовались керосиновыми лампами. Ученики писали на обрывках газет, немецких листовках, амбарных книгах карандашом или чернилами на основе сажи, учебники собирались по дворам и организовывалась своеобразная библиотека. В одном помещении находились одновременно ученики разных классов с одним учителем. Он вел урок поочередно. Давал задание одним и приступал к следующему классу. Звонок церковного колокольчика из сгоревшей в ходе боев церкви, извещал о начале и конце урока. Порядок в школе поддерживали сами ученики. Более взрослые из них участвовали в заготовке дров для печного отопления. Вскоре в школе появился приусадебный участок, где ученики сочетали теорию биологии с практикой по выращиванию капусты, моркови, свеклы и др. С появлением кролиководческой фермы некоторые превратились в знатоков зоологии. В летнее время на каникулах ученики 6-7 классов работали в совхозе. Началась моя трудовая деятельность в 6 классе. В жару, босиком водил лошадь за уздцы по рядам картошки, а за распашным плугом шел взрослый односельчанин. Лошадь мотала головой, отбиваясь от мух, слепней, оводов, а заодно и дергала с силой мою руку, которая потом долго болела. В 7 классе – доверили лошадь с конными граблями. Считалось счастьем сидеть на сиденье граблей и управлять лошадью. Заработанные деньги отдавались матери для покупки одежды, обуви к новому учебному году. Подрабатывали ученики также сбором щавеля, за которым приезжала машина с консервного завода. Доходной статьей была заготовка ивовых прутьев для плетения корзин. Но при этом главной задачей была помощь родителям в ведении хозяйства. От отдыха в пионерских лагерях, как правило, отказывались. После окончания Хоминской семилетки ученики, которые хотели продолжить учебу, ходили за 8 км в соседнюю деревню Шарпиловка, где находилась десятилетняя школа. Валерий Коноваленко вспоминал, как он с товарищем ежедневно  преодолевали это расстояние. Особенно тяжело было зимой, ведь идти надо было по занесенной снегом дороге, по лесу, в темноте и впроголодь. Выручали, правда, лыжи, которые он смастерил сам. Мать на день давала драник, а приятелю родители – бутылку молока. На пол пути это все съедалось, а день они были голодные. Но учебу не оставили! В то время молодые люди, окончившие 10 классов, считались грамотными, перспективными в работе и на службе в армии. Трудности не пугали учеников, ибо велика была тяга к учебе, знаниям. А физический труд закалял волю, приучал к дисциплине и, конечно, молодые люди физически были окрепшими, могли выполнить любую работу. Им легче было потом переносить тяготы  службы в армии, не бояться нагрузок. Непререкаемым был авторитет учителей в деревне. Это были уважаемые, грамотные, образованные люди, которым местные жители помогали в ведении хозяйства, решении бытовых вопросов. Встречая учителя, жители считали своим долгом снять шапку, поклониться и поприветствовать. Крайне не этичным было в присутствии детей обсуждать действия учителей. Всякие разговоры, жалобы учеников на учителей пресекались. Родители, помнится до сих пор, весьма учтиво относились к учителям, которые старались дать хорошие знания своим ученикам. В случае непонимания темы отдельными учениками во время урока, проводились дополнительные занятия. Больных учеников учителя посещали на дому. Учителя активно работали и с родителями, регулярно проводили собрания. Если же учитель делал замечания по поводу неуспеваемости или нарушения дисциплины, то родителями дома принимались «эффективные» меры. При этом претензии учителя не подвергались обсуждению и сомнению. Школа, учителя были центром культуры, образованности села, его лицом в районе. Действовала художественная самодеятельность, костяк которой составляли учителя. И Голосов постоянно организовывал митинги в День Победы у памятника погибшим воинам. В этномузее остались тексты его выступлений, где он эмоционально говорил о роли Советской армии и завещал молодежи хранить завоеванное его поколением. К нему часто обращались местные жители за советом, написать заявление, обращение. Все знали, что лучше его никто не напишет. Обсуждение проблемы превращалось в задушевную беседу, а в райцентре уже по почерку определяли исполнителя. Большим событием в деревне была покупка им радиоприемника на батареях «Родина-47». Односельчане вечерами слушали передачи, обсуждали события. После их ухода еще долго проветривалась избы от дыма сигарет и махорки. А с постройкой бани, первой в деревне, появилась новая возможность общения односельчан. Никому не было отказа. Сложился ритуал: сначала мужчины, потом женщины в бане, большой стол в складчину и самое главное – обмен новостями. После покупки первого в деревне велосипеда, который был необходим как средство передвижения для И. Голосова, потерявшего ногу на фронте, молодежь часто тренировалась ездить на площадке у школы. Учитель давал им такую возможность. Учеба часто заканчивалась падением, смехом, сопровождением ездока толпой желающих прокатиться. Незабываемое время! В школе И. Голосов вел уроки математики, геометрии, физики. Своим сыновьям и дочери всегда занижал оценки с тем, чтобы односельчане не могли и подумать о поблажках к своим детям, и никогда не показывал контрольные работы, которые он готовил к урокам. Настойчивые просьбы матери категорически отвергал. Он говорил: «Главное – знания в голове, а оценка – второстепенный фактор». По его стопам учителя пошел сын Александр и внучка Елена – ныне учитель СОШ № 28 г. Брянска.

   Много грамотных, толковых руководителей, врачей, учителей, военнослужащих и др. выучил и воспитал коллектив учителей Хоминской школы. Отрадно отметить, что два выпускника школы - братья Виктор и Николай Никитенко были ее директорами. Один из выпускников – житель Москвы, полковник Российской армии Константин Никитенко вспоминал о том, как его знания по математике, геометрии при сдаче вступительных экзаменов поразили членов приемной комиссии Харьковского высшего военного авиационного училища. Председатель комиссии профессор  А. Мац – корифей математики поинтересовался школой и учителем, который дал такие знания. К. Никитенко рассказал о Хоминской школе и учителе И. Голосове, участнике войны. А. Мац пожал руку и попросил передать привет учителю со словами, что он учитель от Бога. Здесь же вынес решение о зачислении в Училище без сдачи других экзаменов. Это был прецедент в истории серьезного военного заведения.

   Мы  с благодарностью чтим память учителей, давших нам путевку в жизнь, вложивших в нас свою душу, знания, подготовивших нас к самостоятельности, прививших честность, добропорядочность! Нынешнее поколение учителей достойно продолжает традиции старших наставников педагогов. Они радуются успехам учеников, поступлениям в ВУЗы, новым должностям, другим их успехам! Но сложна их работа и порой кажется не благодарной. Требуя от учителя знаний, воспитания своего отпрыска, на которого не хватает времени в семье, учителя сами становятся беззащитными, требующими внимания, тепла, сочувствия, доброты со стороны родителей, учеников, руководителей. И не только по праздникам. Ведь образ учителя сложился в согнувшейся фигуре, с тоской смотрящей на зарплатный квиток, обремененный заботами о семье, нехваткой времени на близких из-за переработок, ставок по совместительству, утонувшей в тетрадках, под гнетом обидных упреков, а порой хамства со стороны родителей, переложивших всю работу с детьми на хрупкие плечи учительниц. Мужчин мало среди педагогов, не выдерживает сильный пол таких нагрузок, да и зарплата не прельщает. Поверьте, заслуживают учителя значительно большего внимания и почета! Как не вспомнить слова Конфуция: «Самое трудное в учении – научиться чтить учителя. Но лишь чтя наставника, сможешь перенять его правду. И лишь перенимая правду, народ способен почитать науки. Поэтому, согласно ритуалу, даже призванный к государю учитель не совершает ему поклона – так высоко древние чтили учителя».

Председатель правления

Белорусского землячества

Н. Голосов

Иван Голосов

Дневник ученика 6 класса Н. Голосова (1959 г.)

Из выступления И. Голосова на митинге 9 мая